О вине

Интервью с Патриком Леоном к десятилетию «Лефкадии»

В среду 13 сентября в Москве состоялась закрытая пресс-конференция легенды виноделия Патрика Леона, посвященная десятилетнему юбилею «Долины Лефкадия». Имя Патрика Леона не пишут на этикетках, но без его участия многие вина, которые сегодня считаются самыми престижными и дорогими, не обрели бы своей славы. Энолог-консультант первой величины, около 30 лет активно сотрудничал с одним из самых известных винных хозяйств мира — шато Мутон-Ротшильд (Chаteau Mouton-Rothschild), добился больших успехов с винами Almaviva в Чили и Opus One в Калифорнии, сейчас курирует создание вин «Лефкадии».

Дегустация с великим энологом переносилась дважды. Сначала был отменен рейс в Москву, затем после звонка о заложенной бомбе эвакуировали ГУМ, в котором должна была пройти встреча. Патрик Леон с Михаилом Николаевым оказались внутри здания, а сомелье и журналисты — снаружи за кордоном полиции и спецслужб. Дегустаторы, вина и сыры «Лефкадии» спешно эвакуировались в Wine & Crab. Начиная дегустацию, Патрик произнес: «что ж, пусть бомбы будут только в бокалах». Предлагаем вам выдержки из разговоров во время дегустации.


— Почему Вы выбрали винодельню «Лефкадия»?

— Это самый частый вопрос, который мне задают. Дело в том, что терруар не может обрести себя без человека. Меня привлекло, как г-н Николаев рассказывал о своем проекте. Это было не просто вино: в селе Молдаванском он планировал производить овощи, сыры, игристые вина, трюфели. Больше всего в Лефкадии меня заинтересовала мультидисциплинарность. Михаил Николаевич хотел не просто сделать винодельню, он хотел интегрировать в нее жителей села Молдаванское.


Биография Патрика Леона

  • 1964 год — получает диплом Института Энологии в Бордо
  • 1965 — основывает Центр изучения и информирования энологии при Палате Сельского Хоязйства в Жиронде, Бордо
  • 1965 — начинает работу директором у Алексиса Лишина в Шато Ласкомб и Шато Кастера
  • 1985 — начинает работу генеральным директором и энологом в Барон Филип Ротшильд. Руководит проектами в Бордо (Ш.Мутон Ротшильд, Д’Армайяк, Клер Милон), Лангедоке (Барон де Ламбер, Барон Д’Арк), Чили (Альмавива, Эскудо Рохо) и США (Опус Уан).
  • 2002 — признан виноделом года гидом Wine Enthusiast
  • 2005 — основание Leon Consulting. Консультирование виноделов от Швейцарии до Израиля.


— Что изменилось за эти 10 лет существования винодельни?

— Десять лет в виноделии — небольшой срок. Шеф-повар на кухне творит каждый день, а винодел в лучшем случае делает пятьдесят миллезимов за свою жизнь. Наше развитие происходит совсем в другом темпе. Лефкадия в нулевых была ребенком, через десять лет она лишь стала подростком. Я рад отметить, что развиваемся не только мы. Вместе с командой «Лефкадии» мы регулярно проводим бенчмаркинг, дегустируем российские вина. И если десять лет назад было тяжело найти просто хорошие образцы, сейчас качество вин быстро прогрессирует. 


— Вы создавали великие вина, а какие из них любите лично Вы? 

— В массовом вине в центре находится человек, потребитель, а в элитном в центре — терруар. Я понял это, когда работал вместе с Мондави. Это видно на их базовых винах и высокой линейке. Виноделие не может существовать только элитными винами, без производства массового вина. Я больше двадцати лет делал Мутон Ротшильд, но я не пью Премье Гран Крю каждый день. 

Чем старше я становлюсь, тем чаще пью белые вина. И я люблю пробовать разное. Я пью вино каждый день, и поэтому люблю простые, понятные, освежающие вина. Если я приглашу вас домой, я выставлю четыре-пять бутылок, которые спровоцируют вас на размышления. Но я не хочу размышлять над бокалом каждый день. 


— Есть ли особенности работы в терруаре Краснодарского края?

— Высокий уровень сахара в винограде требуют другой работы на винограднике. Я согласен с тем, что белые ронские сорта перспективны для краснодарского края. Мне нравятся наши Марсан и Вионье, которые получаются чистыми, с характерной сортовой ароматикой. Лефкадия Резерв (Марсан / Руссан / Вионье) — это скорее мой выбор, чем то, что нравится рынку. И при этом мне меньше нравится Совиньон Блан. 


— А как Вы относитесь к русским? Правда ли, что Вас можно назвать учеником Андре Челищева?

Андре Челищев повлиял на меня, когда я был молод. Я не могу назвать себя его учеником, так я никогда не работал с ним на одной винодельне. Я встречал его на ан-примерах в Бордо, затем я встретил его у Алексиса Лишина в Приер-Лишин 15 июля 1973 года, потом я часто приезжал в Калифорнию. В конце 70-х я чуть было не начал работать с Челищевым, когда Андре уже стал гуру виноделия и гуру Сономы. Тогда он работал с Джордан. Его внук Марк снял фильм о жизни Андре. Мы выпустили экспериментальное вино в честь Андрея — ассамбляж Шираза, Пино Нуара, Каберне Франа и Пти Вердо, но из-за небольшого количества мы не выпустили его в тираж. Жизнь все время сталкивает меня. Я все время встречаю русских: я долго работал с Лишиным, и в том числе поэтому мы делаем «Фламинго» — легкое розе в прованском стиле. 

— Подходит ли Каберне Совиньон для Краснодарского края, что Вы думаете о его растительных ароматах?

— Растительные ноты типичны для Каберне Совиньон, и они не являются негативными. При этом я думаю, что есть для Краснодарского края есть и другие, более подходящие сорта. Например, Каберне Фран и Сира лучше выражают местный терруар. И в первую очередь это связано не с климатом, а с качеством почвы. Для Каберне Совиньона нужны гравийные почвы с хорошим дренажем, быстро отводящие воду. Более тяжелые, глинистые почвы подходят для Каберне Франа и Мерло, и Краснодарский Край лучше подходит для этих сортов. Есть определенная магия Каберне Совиньона, который распространен во всем мире, но не везде он получается одинаково хорошо. Будущее российского виноделия в том, чтобы заниматься сортами, которые подходят для данного терруара, например, Цимлянским Черным в Краснодарском крае. 


— Как относитесь к популярной сейчас биодинамике?

— Я за природу, и я не знаю людей, которые сознательно были бы против природы, ведь мы — ее часть. Но естественное предназначение винограда в том, чтобы производить уксус. И даже для того, чтобы сделать хороший уксус, нужно вмешательство человека. Группа людей присвоила себе название “натуральные вина”, считая все остальные вина не натуральными. Что ж, среди так называемых натуральных вин встречаются хорошие вина - ведь в жизни всегда случаются неожиданности. К сожалению, гораздо чаще они разочаровывают. Недавно в парижском ресторане мы открыли четыре бутылки вина, и три из них мы не продолжили. Хорошо продвигать идею натуральности, и для винодела всегда проще оправдать недостатки, сказав: это натуральное вино. Но и вина Лефкадии - натуральные, сделанные с уважением к природе. Сегодня в моде биодинамические вина, и я уважаю этот выбор и не собираюсь бороться с ним. Но я хотел бы, чтобы поклонники натуральных вин не отказывали другим винам в праве быть натуральными. 


— Какие планы на будущее в «Долине Лефкадия»?

— Посадка виноградников по другим принципам. Сейчас общественное мнение оценивает скорее исключения, необычные сорта из необычных регионов. Мы используем другой подход. За десять лет работы в «Лефкадии» мы изучили, какие сорта дают хорошие результаты в Краснодарском крае, и теперь можем сажать гектарами. В этом году мы посадили 40 га, в следующем годы высадим 40 га. Наша задача — сделать хорошее серийное вино со стабильными качеством за приемлемые деньги. 


Автор: Сергей Панов

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

похожие записи